Степан Гавриш: «Русская православная церковь не содействует примирению и участвует в информационной войне против Украины»

sm 56c6c9ff597a6 1Драма под названием «украинская власть» подходит к развязке и все с нетерпением ждут, не дождутся узнать, чем закончится этот путь и выживет ли герой после стольких страданий и невзгод.

В этой беседе мы вместе с нашим гостем попробовали раскрыть природу власти и антагонизм, исторически сложившийся между правящим классом и простолюдином в этой прекрасной и очень богатой стране. Ведь существующие политические нравы очень долго и планомерно формировались в недрах самой общественно-политической платформы Украины под напором местных временщиков и шантажом внешних «доброжелателей».
Для анализа политической ситуации в Украине мы решили поделиться с вами мыслями и советами Заслуженного юриста Украины Гавриша Степана Богдановича, ведь нас больше всего интересует ход конституционной реформы в нашем государстве. В беседе с нами господин Гавриш отметил, что сегодня конституцию в Украине пишут не юристы, а политтехнологи.

Недавно появилась новость об отставке министра Абрамовичуса. Чем обусловлено такое его решение на ваш взгляд?

Степан Гавриш: Я считаю неоправданным приглашение в состав украинского правительства никому не известных людей, у которых нет ни опыта проведения реформ, ни опыта выживания в условиях сложного многоструктурного кризиса. Айварас Абромавичус вообще не знал, что нужно делать с подаренным ему министерством, сначала вообще заявив, что его надо ликвидировать. К тому же все ключевые финансово-экономические функции были переданы персонально Наталье Яресько. Это, по сути, второй премьер-министр. Лично подотчетный Порошенко. Абромавичус никак не влиял на переговоры с МВФ. Конечно, судя по всему главную роль сыграло посольство США, а не Ложкин с его мифичным рекрутингом. Нынешний кризис правительства – это кризис не только Яценюка. Это тяжелый кризис президента. В Украине сложились две исполнительной власти: премьер-министра, очень слабенькая, и президента. Влиятельная и сильная. Из 20 членов Кабинета министров, 11 - президента. Полностью подчинены ему. Лично согласовывают с ним все решения. Им всем, скорее всего, доплачивает администрация и специальные фонды. Это очень дорогие министры. Мы не узнаем насколько, пока в будущем не будет расследования. Президент сейчас лихорадочно наращивает усилия по центранизации власти. Недавно его люди заявили о делегировании еще 8 министров. Причем в нарушение Конституции. Это почему-то сделано лишь частью коалиции. По Конституции - это исключительное право премьер-министра. Кроме двух министров. Причем, во время, когда Кабинет министров еще не ушел в отставку. Это сильный перекос в системах государственного управления страны, сдерживания и противовесов. Идет открытая монополизация всей власти в руках Главы государства. Это подтверждают и два основных пакета изменений в Конституцию. Так называемые «децентрализация» и судебная реформа. Они серьезно разрушили существующую, не идеальную к тому же, систему сдержек и противовесов. Самостоятельность независимых ветвей власти – судебной, законодательной существенно будут ограничены. Президенту предоставлены несвойственные ему очень широкие полномочия. Это жесткая политическая централизация полномочий в его руках. Хотя президент в Украине, по сути, не является ветвью власти. Он арбитр, который должен обеспечить как раз конституционную независимость властей и быть гарантом соблюдения принципов демократии, исполнительной, законодательной и судебной властей. Но президент взял под свой личный контроль.

Вторая новость – назначение нового главы киевской областной администрации. Это связано с тем, что президент недоволен результатами выборов?

Степан Гавриш: Это важные знаки, потому что, как мне кажется, несмотря на войну на Востоке, на угрозу распада государства с потерей Крыма и высокой вероятностью создания руками парламента некой широкой автономии Донбасса, такого себе квазигосударства, управляемого из Москвы, президент начал активную подготовку к выборам. Поэтому все кадровые изменения будут направлены на укрепление личных позиций. Президент прекрасно понимает, что выборы могут состояться в любое время, что обстоятельства могут заставить его провести выборы не только в Верховный Совет, но и досрочные выборы президента. Поэтому, он формирует свой корпус верных преторианцев.

Вам знакома фигура нового киевского губернатора?

Степан Гавриш: Сегодня назначение на любую должность рассматривается не с точки зрения профзнаний, честности и способностей, верности интересам Майдана, участия в революции достоинства, а с точки зрения личной преданности. Причем умение работать с финансовыми потоками, с бизнесом в интересах выстроенного президентом и премьером госхолдинга является едва ли не ключевым качеством. Президент очень заинтересован в Киевской области. Недавно, в Борисполе, он получил около десятка гектаров без всякого тендера, на строительство собственной бисквитной фабрики. Вообще то, это нонсенс. Расширяя свой бизнес, он постоянно думает о том, кто будет его охранять, и соблюдать его интересы. Я думаю, что сегодня любые назначения надо рассматривать не с точки зрения государственных интересов, а с точки зрения личных интересов президента страны. Люди госкоманды – это «кирпичи», которые президент закладывает в строительство нового здания управления Украиной. По сути дела, он только совершенствует систему, которую строил Янукович. Не случайно все люди, обслуживающие Семью, возвращаются на свои места. Они очень зависимы, потому бесконечно преданы.

gavrish 01Получается, что мы получим клон режима Януковича, который тоже рискует попасть под «майданогенные технологии»?

Степан Гавриш: Риски есть. И большие. Президент на них не реагирует. Он считает себя исключительным дипломатом-переговорщиком, неким медиумом, который способен справится с любой толпой, уговорить любые массы. Это типичная болезнь всех президентов Украины. Он уже боится. Поэтому, встречается на площадях только со специально подобранными по спискам госслужащими. Весьма тревожный звонок. Для телевизора он артистично, используя драматургию общения с толпой, объясняется с людьми и не боится, как бы, никакой темы. Это говорит о его преувеличенной уверенности в своих действиях. Что касается сценария протеста, то без сомнения, он очевиден и может произойти. Причем, когда он возникнет, и что будет пусковым механизмом, не знает никто. Причин для этого слишком много. Главная – это поражение Украины на Востоке, в Крыму и, по сути дела, возможная капитуляция в парламенте перед Минской военно-политической гибридной технологией Путина. Второе – это стремительное экономическое падение страны, глубокая рецессия, которые неминуемо приведут вскоре к опасной социальной деформации общества. Третье – стремительный рост безработицы. Сегодня ее уровень составляет около 35%. Из 17,5 млн. трудоспособного населения, в пенсионный фонд платят около 12,3 миллиона, а 5,2 миллиона, либо работают заграницей, либо ищут и не находят работу в Украине. Правительство Польши заявило, что у них трудится 1 миллион украинцев. Это в два раза меньше, чем в Италии, возможно, столько же вместе в Португалии и Испании. Неизвестно, сколько сегодня украинцев работает в России. А было около 3 миллиона. Опасно, очень опасно, что наиболее активные и трудоспособные силы покидают Украину. Профессиональных работников становится все меньше и меньше. Плюс худшая из худших модель экономики, построенные президентом и премьером - административно-фискальная.

gavrish 02Государство администрирует, вмешивается во все. Оно парализует, дестабилизирует рынки. Основной способ наполнения госбюджета – это фискальные изъятия и манипулятивное увеличение налогов, сборов, пошлин. Все это заставляет олигархов покупать политическую власть, что порождает коррупцию, убивает средний класс, который размывается и исчезает. Нет никаких инвестиций, производство не расширяется, а налоги стают удавкой, не создаются рабочие места. Это тупик, мрак. Это и есть момент, который вызовет противостояние. Украинцы не видят в президенте сильной личности. Он самый критикованный в стране субъект. И это их все больше и больше беспокоит. Он уже не может эффективно представлять и защищать национальные интересы. Ни на внутреннем, ни на внешнем уровне.

Политическая реформа в Украине не завершена еще со времен проекта Медведчука-Симоненко. Вот тут и корень всех бед?

Степан Гавриш: Мне кажется, что пропагандистская машина, создание которой посол США назвал самым худшим событием в Украине, где-то выполнила свою роль. Очень многие люди не знают реальной истории. Это была реформа президента Кучмы. Я был сопредседателем конституционной комиссии, и Кучма долго уговаривал меня возглавить эту комиссию. Помню его главную фразу: «Я не хочу оставлять страну с чрезмерно сильными полномочиями президента кому бы то ни было, поскольку их легко превратить в диктаторские. Поэтому, их надо «размыть», прежде чем передавать власть другим. Ты один из крупных специалистов в этой стране в области права и я хочу, чтобы ты не только возглавил конституционную комиссию, но и возглавил парламентское большинство». Он убедил меня. Он очень опытный политик. И думал, действовал в этой ситуации единственно правильно. Задумайтесь, сами этого бы не случилось, что бы сделали эти «люби друзи», к которым относился и действующий президент.

Вы тогда еще возглавляли парламентское большинство, и был такой проект «За Еду» - это было ядро? Мы знаем, что вторую часть политической реформы не завершили?

Степан Гавриш: Я возглавлял фракцию «Демократические инициативы». Что касается реформ местного самоуправления. Давайте сравним, если сейчас в новом законопроекте президент предлагает префекту издавать обязательные акты, для всех органов государственной власти на местах. Это прямое подчинение местного самоуправления главе государства. Он может прекратить их деятельность, обратившись в Конституционный Суд по очень широкому кругу вопросов. Вдумайтесь. Он на это время, по сути, останавливает деятельность избранных органов, и назначает управлять регионом, областью, районом своего какого-то временно уполномоченного. Это прямое президентское правление! Сколько он будет так управлять, проект Конституции не уточняет. Действующая же Конституция позволяет местным органам самоуправления выражать недоверие главе государственной администрации, назначенному президентом. В любое время. И требовать его увольнения. Следовательно, мы разрушили существующие сдержки и противовесы, и ограничили в правах сам источник власти – украинский народ. Президент пытается построить систему собственной, жесткой вертикали управления. Весьма похожей на чрезвычайное положение, которое еще и не требует согласия парламента. Если он, например, в 5-6 областях отменит акты местных органов власти, и, по надуманным причинам, прекратит их деятельность, обратившись в Конституционный суд, назначит там временного уполномоченного, а потом назначит досрочные выборы, то этот «уполномоченный» будет управлять регионом сколько угодно. Когда говорят о децентрализации, то люди просто не понимают, что написано в президентском проекте Конституции. Его никто не читал. А лукавая пропаганда Минстеця зомбировала людей таким образом, что они не чувствуют опасности. Так и формируется диктатура. С нашего одобрения и согласия. Что касается изменения судебной системы, то суд становится чрезвычайно зависимым от президента. Изменения грозят разрушить строгую систему судопроизводства. Высший совет юстиции, и это чисто политтехнологический прием, меняется на Высший совет правосудия. Он должен заработать не позже 30 апреля 2019 года. В течении следующего периода времени президенту предоставляется монаршее, необычное для ХХІ века, право лично назначать бессрочно судей и увольнять их, лично создавать и ликвидировать суды и переводить судей с одного суда в другой.

gavrish 03Конституционный суд, согласно изменений, предлагаемых Порошенко, неожиданно теряет право единственного органа конституционной юрисдикции. Конституцию, будет истолковывать и обычный суд, любой судья, назначенный президентом. Как будет нужно. Сколько появится новых Киреевых? Судья может быть уволен по очень сомнительным обстоятельствам. Например, за совершение даже «существенного» административного проступка. При этом Высший совет правосудия, а не Верховный Совет, как сегодня, дает согласие на арест, задержание судьи, и причем, пока он не будет работать, это будет делать президент. В будущем - по представлению его же Высшего совета правосудия. Это орган из 20 человек. И он обязательно будет управляться администрацией президента. Это уже традиция. Судьи перестают быть самостоятельными и полностью зависят от политической воли президента. Ничего не решает, что Высший совет правосудия готовит документы на назначение судьи на должность. Реально это делает президент. Если президента не будет устраивать тот или иной судья, то администрация будет постоянно отписывать в Высший совет правосудия, что этот судья «не тогда и не там закончил школу», что у него «не такого цвета диплом». И так далее. Следовательно, у президента в руках сосредотачивается полный контроль над судебной властью. Депутаты за это голосуют!? Удивительно, что это одобрила и Венецианская комиссия. 10 судей Конституционного суда выступили с резкой критикой этого проекта «в окремых думках», поскольку он нарушает все возможные принципы правосудия. Это очень похоже на судебную реформу Януковича. Только с учетом его критики использованы иезуитские приемы. Авторы этой реформы, судя по почерку, одни и те же люди Януковича: они же писали и уголовно-процессуальный кодекс, где заложена возможность вынесения приговора на основании показаний с чужих слов, широкого применения заочного правосудия. Украина находится в состоянии реальной войны. Президент заявляет, что со стороны России увеличивается угроза широкомасштабной войны, что на территории Украины сосредоточены то ли 5, то ли 8 тысяч российских солдат из регулярный подразделений вооруженных сил России. Они ведут боевые действия. Однако, во время войны действующая Конституция запрещает любые изменения ее текста. Для создания себе неограниченных возможностей в действиях Президент искусственно не объявляет военное положение на Донбассе. Это возможность манипулировать войной. Которая как бы есть, но ее нет. На Западе видят, что в Украине идет война. Но странно поддерживают принятие изменений в Конституцию. Это пренебрежение демократией и сговор с нашими олигархами. Это означает, что Украина находится под полным внешним управлением, а политическая коррупция в Украине поощряется, стает еще более легитимной. Это и сговор с Путиным – законно отдать свою территорию России, и таким образом ублажить ее, наивно остановить военное наступление, угрожающее Европе. Это было видно на последней Мюнхенской конференции по безопасности. Конституционный суд очень легко дает согласие на все это. Он перестал быть защитником конституционного строя. Когда в 2010 незаконно отменил Конституцию и установил своим решением другую. Взяв на себя полномочия у Верховной Рады и народа. Это тяжкое посягательство на конституционный строй страны. Он не увидел, что создание в отдельных районах Донбасса территории с особыми полномочиями есть изменение территории страны. Согласно пункту 11 Минских соглашений эти «районы» неограниченно имеют право на свободу внешнеполитических отношений. Например, подписание военно-политического союза с Российской Федерацией. Это добровольное выделение, передача территории Украины в интересах третьей страны. Это не функция Верховной Рады. Только всеукраинский референдум. Только народное волеизъявление. Оно проявляется и в выборах. Так же избран президент Порошенко. Только народное волеизъявление, как форма прямой демократии, должно определить, нужен ли украинцам Крым и Донбасс. Сегодня только избиратели могут подтвердить, что Донбасс и Крым находятся в составе Украинской республики. В Крыму прошел незаконный «референдум». На его результаты опирается Путин и Конституционный суд России, который признал его легитимным. На территории Донбасса прошли местные выборы. Они не будут отменены новым законом. То есть, мы собираемся легитимизировать терроризм и поощрить сепаратизм. В любой части Украины. Более того новыми выборами мы даем право сепаратистам, без всего украинского народа, создать свое государственное образование. Это противоречит его интересам и его праву на принятие решения. О судьбе своего государства и обьема его суверенитета.

Минские договоренности от 12 февраля 2015 года не были ратифицированы в Верховной Раде. Следует, что они не имеют юридическую силу для выполнения в качестве международного соглашения?

Степан Гавриш: Во-первых, минские документы написаны в Москве. Там работала 2 года, до Минских переговоров, специальная группа из местных и украинских юристов, политтехнологов. Она готовила и законодательные акты для Верховного совета Украины. Это закон о так называемом Особом статусе управления в Донецкой и Луганской областях, от 16 сентября 2014 года. Она же подготовила и изменения в Конституцию, которые концептуально вошли в законопроект президента. Ее перу принадлежат два пакета Минских соглашений. Автором, между прочим, пункта 11 Минских соглашений, в котором идет речь о передаче Донбасса под контроль России, был Всеволод Сурков, который курировал эту группу.
Второе, Минские переговоры находятся вне Международного права – это переговоры с террористами, боевиками-сепаратистами, которые никто и нигде не ведет. Это не переговоры с Россией. Россия на них – только наблюдатель. Их нельзя ни ратифицировать, ни денонсировать, ни продлить, ни использовать в суде. Они совершены ненадлежащими лицами, без компетенции. Кроме отвлеченной декларации, которая была подписана Путиным, Порошенко, Меркель и Олландом ничего нет, что позволило бы обратиться к Западу за помощью. Договор «Минск 2» подписан Кучмой, Зурабовым, а также какими-то Захарченко и Плотницким. Документы никакой юридической силы не имеют. Они ничтожны и не могут быть приняты к руководству действиями украинской властью. Конечно, за ними прячутся Порошенко и Путин. Однако доказать это почти невозможно.

Почему же мы заставляем украинскую власть исполнять эти пункты, если они не легитимны?

Степан Гавриш: Это самая большая слабость президента. Он попросту попался. Своим нереальным желанием обеспечить мир в войне с Россией, не оказывая ей военного и жестокого политдипломатического сопротивления. Ну, и договориться с сепаратистами. Благодаря Минским соглашениям, на Востоке сформирована колоссальная, вооруженная до зубов, их армия. Численностью до 50 тысяч человек. У нее есть приблизительно 2,5 тысяч танков, десятки самолетов и вертолетов, тысячи стволов, тяжелой ракетной артиллерии. И так далее. Минскими соглашениями юридически оформлена не агрессия России, а конфликт между украинцами. Гражданская война. Поэтому Киев, как более сильный субъект международного права, должен удовлетворить все требования сепаратистов. Право на выборы, полную амнистию. Хотя они убили от 9 до 35 тысяч человек. И наконец, мы не получаем никаких гарантий. Вообще никаких. В договоре ни разу не написано, что если мы все выполним, то Россия принимает на себя обязательство больше нас не беспокоить, компенсировать хоть какие-то наши убытки. И Минские протоколы разорвали войну России против Украины на две части, оставив Крым за рамками хоть какого-то переговорного процесса.

Это уже синдром Будапештского меморандума?

Степан Гавриш: Хуже. Это стокгольмский синдром. Заложника перед террористом-убийцей, который разрешает сходить ему в туалет и милостиво дает воды. Минские переговоры де-факто признали Крым провинцией России. Заявление президента о создании некоего формата Женева-плюс является фантазией, некой фикцией, поскольку создать его без участия России невозможно. Хоть Европарламент это и «приветствует». Но Песков от имени Путина Лавров в Мюнхене заявили, что не о чем разговаривать: Крым – это Россия. И президент замолчал. Мы имеем очень слабую внешнюю политику. Наш МИД не противостоит решительно России. Мало того, он ни разу не поднял вопрос о Будапештском меморандуме в СБ ООН и не добился созыва по этому поводу консультаций или конференции гарантов. В фильме «Крым. Путь на родину» Путин говорит, что «мы готовы были применить тактическое ядерное оружие, если бы нам оказали сопротивление». Следовательно, нам угрожали ядерным оружием. И у нас были и есть все причины для немедленных консультаций в Совете Безопасности ООН и признания России агрессором, временного приостановления ее полного статуса в этом органе.

Насколько я помню, эта угроза звучала в сторону НАТО?

Степан Гавриш: Она была неопределенная. Но она адресована Украине и Западу. Сегодня – это враги РФ. Но на это мог бы прояснить международный трибунал. Но Киев упорно не хочет инициировать процедуры по его созданию. Если на улице к вам идет человек в кепке и говорит: «Я сейчас убью». Вы думаете, что он обращается к бабушке на скамейке? Вы понимаете, что угроза адресована и вам. Это была очевидная угроза применения тактического ядерного оружия против Украины.

Как вы думаете, можно это заявление задокументировать и подать в компетентный международный суд?

Степан Гавриш: Конечно. Это давно надо было сделать. Надо документировать присутствие российских войск на украинской территории, регулярно проводить открытые брифинги, с доказательствами этого создать специальную следственно-оперативную группу и предоставить соответствующий иск в Гаагу. Потребовать признать Россию военным преступником. За убийства на территории Украины, убедительно доказав, что ее военнослужащие убивали украинцев. В том числе и массово – под Дебальцевым и Илловайском. Требовать в ООН лишения ее права голосования по вопросам Украины. Чтобы она не блокировала соответствующие резолюции. Мы с 1 января стали непостоянным членом ООН. Но совсем не слышим там нашего человека. Поэтому, мы и проигрываем на всех фронтах России. Не потому, что мы такие слабые, а потому что президент не считается с общественным мнением и проводит ущербную национальным интересам политику мирного сосуществования с Россией, во врем, когда она ведет войну и пытается ее уничтожить. Опасность Минских соглашений именно в том, что мы должны в парламенте сами, без принуждения, юридически зафиксировать капитуляцию перед Россией, передачу ей территории и факт гражданской войны, избавив ее от ответственности за агрессию и выплаты нам репараций. За время войны Россия вывезла из Украины около сотни высокотехнологических предприятий, тихо отобрала ее морскую экономическую зону, подвергла геноциду коренной народ Крыма – татар. Она об этом молчит. Наша политика – это реакция на опасность страуса, прятающего голову в песок. Сейчас Россия сильно ослаблена. Западные санкции добивают ее экономику. Она практически прекратила модернизацию вооруженных сил, сворачивает многие социальные программы. Насаждаемый страх, что Россия начнет бомбить украинские города и села, - способ запугать патриотов и люмпенов не защищать свою страну, втянуться во внутренний конфликт. Без широкомасштабных наземных операций завоевать Украину невозможно. Россия к этому не готова. К тому же на войну поднимется вся страна. Мы видели эффект добровольческих батальонов, которые меньшинство сдерживали наступление больших сепаратистских и российских войск. В этих условиях НАТО вынуждено будет дать нам современные системы ПВО и другое оружие.

С высоты вашего опыта, как юриста и политика, назовите причины того, что мы сейчас пожинаем. Это результат политики постмайданной власти? Или причина в том, что Кучма в свое время не разрулил политическую реформу? Или Украина стала объектом геополитических игр?

Степан Гавриш: Когда-то Ющенко назначил меня руководителем специальной группы из состава спецслужб страны по освобождению «Фаины» и ее заложников. Однако, никакой информации о ситуации ни у кого не было: где судно конкретно находится, что там происходит, сколько там реально оружия на борту. И так далее. Я поставил задание, что нужно не только собрать информацию, но и начать управлять ситуацией. Хотя бы на 3-5%. Например, найти племена, которые делегируют туда своих бойцов, договориться с американцами и подогнать туда военный фрегат, а лучше подводную лодку, чтобы проверить, что там происходит. Как только мы это сделали, мы начали свою игру. В конечном итоге мы добились блестящего успеха. Но, пираты, отказывая нам в решении промежуточных просьб, сказали, что никогда не нарушают основного закона «пиратского кодекса»: «Вчера – прошло, завтра – не будет, есть только сегодня». Так и у нас. Кучма, Ющенко, Янукович – были вчера и прошли. Нечего на них пенять. Они - ни причем. Сейчас. Только, чтобы отбелить ошибки нынешней власти. К тому же, они оставили этому президенту целую и единую страну. Сегодня надо учитывать существующие угрозы и вызовы. И решать их надо только сегодня. Мы совершили колоссальную ошибку, не создав государственной комиссии по расследованию причин сдачи Крыма. Хотя его можно было защитить. Там было до 25 тысяч хорошо подготовленных и вооруженных украинских военнослужащих. Это больше, чем на Черноморском флоте. Надо было вывести всю возможную тяжелую военную и гражданскую технику и блокировать дороги. Обеспечить жесткую охрану аэропортов, защитить все воинские части и перегруппировать их. Послать, наконец, «Альфу», офицеров-добровольцев с других подразделений спецназа, для ликвидации тех, кто захватил парламент и правительство Крыма. И, поверьте, никакой войны бы не было, Путин бы понял, что Украина – крепкий орешек. Еще раньше - надо было не пустить Януковича в Россию. Задержать его и посадить под домашний арест в Межигорье. Кто-то же с ним вел переговоры, кто-то создал ему «зеленый коридор», в том числе и для броневиков с миллиардами наличных?

Вы хотите сказать, что первой причиной потери Крыма стало нахождение Януковича в России?

Степан Гавриш: Возможно. Это очень важная причина. У них, в изгнании был реальный и законный президент. Это слишком часто повторялось в истории, чтобы его неофицировать. Они этим воспользовались. Президент продолжал отступническую линию Турчинова, хотя обещал за две недели выдворить Путина из Украины. Он думал, что если отдать Донбасс Путину, то он успокоится и тоже дальше не пойдет. Это безответственность, которая ввергла страну в длинную войну и глубокий кризис государственности. Порошенко победил в первом туре исключительно потому, что обещал освобождение Донбасса и возвращение Крыма. Хотя понимал, что этого делать не будет. Президент уже не может отступить от своих амбиций. Он считает мирное урегулирование вопроса со второй мировой ядерной державой и достижение с ней взаимного компромисса, реальным. Это ошибка. Это невозможно. Еще никому в истории не удалось победить миротворчеством агрессора. Тем более, такого злобного, как Россия. Напуганный нею Запад уже устал от нас. Американцы, посылают своих солдат по всему миру защищать свободу и демократию. Президент Обама, что очевидно, совсем не согласен с такой политикой президента Порошенка. Он отказал нам в поставках не только летального оборонительного оружия, но и в военном союзе вне НАТО. Это было возможно, решительно поддерживалось Конгрессом и Сенатом. Это прямой ответ Порошенко на его уход с Женевы и отказ оказывать сопротивление Путину на попытку договариваться с террористами. Это разрушает принципы внешней политики США. Мы находимся под чрезмерным влиянием весьма слабых европейских политиков. Они не в состоянии понять, как будет развиваться само европейское сообщество. ЕС не имеет собственной армии, не собственной военной политики и стратегии. Мы могли бы подписать двусторонние военно-экономические союзы с Польшей, Румынией, Великобританией, Литвой, Латвией, Эстонией как с членами НАТО. Это мощные переговорщики за нашей спиной. Но самой большой ошибкой Порошенко было то, что он в Женеве ушел из-под зонтика США. Госсекретарь Керри и баронесса Эштон вели прямые переговоры с Лавровым об агрессии России против Украины. Следующим шагом была бы международная конференция в интересах Киева. Неожиданно, и без объяснений, Порошенко ушел. Он встретился с Путиным в Нормандии, пожал ему руку и мы оказались в бетонном мешке Минска, который не оставляет нам кислорода. Минский процесс – это самый опасный процесс десуверенизации Украины. Это важная часть гибридной войны.

gavrish 04В доказательство того, что американцы с русскими ведут прямые переговоры, Сурков и Нуланд встретились под Калининградом. Их встреча продолжалась 6 часов и представители Украины на ней не присутствовали. О чем это говорит?

Степан Гавриш: Украинскую политическую власть списали. Она неспособна действовать, из-за чрезмерных уступок агрессору, двойной тайной дипломатии и морали, как эффективные международные субъекты. В руках Украины находится ответ на завтрашний глобальный мировой порядок. Не Сирия, а именно Украина может его определить. Порошенко как-то сломался. Он боится действовать решительно. Сейчас, как никогда важно, и потребовать от ООН созыва международной конференции. Россия должна стать стороной переговорного процесса. При посредничестве стран, которые подписали Будапештский меморандум. Провести ее в Женеве или в Калифорнии. Нужно начать реальный процесс мирного выхода из военного конфликта с Россией. Пока не поздно. Допустим, нам не удастся вернуть Крым. Но мы должны сделать все, чтобы Крым не остался русским. Как военная база. Создать там особую зону свободного экономического развития. Россия обязана компенсировать тот ущерб, который она причинила войной. Минский процесс – фейк. Он решает только один вопрос – юридическое оформление поражения Украины, ее капитуляции, распада государственности. Если он будет продолжен, мы не сможем остановить. Все это президент мог бы внести в порядок дня Мюнхенской конференции по безопасности. Он, как всегда, ограничился эмоциями и сильными метафорами. Центром внимания была Россия, от имени которой Медведев заявил Западу о начале холодной войны с ним и возможности «третьей мировой встряски».

Как вы относитесь к нынешней работе украинского внешнеполитического ведомства, и в частности в отношении арабских проблем? Как Украина участвует в урегулировании этих проблем, которые схожи с украинской проблемой?

Степан Гавриш: Украина никак не участвует. Ей совершенно не стоит сегодня давать советы. У нас - худший сценарий политики развития из возможных. Мы в состоянии распада государственности и полного непонимания как противостоять терроризму, организованному Россией. Мы считаем, что с ней следует подписать мирное соглашение, отказавшись от важной части суверенитета. Это опасный прецедент. Я с удивлением узнал, что Штайнмайер, министр иностранных дел Германии, неожиданно предложил привлечь к участию в Венских переговорах ИГИЛ, «поскольку они представляют собой силу, владеющей значительной частью территории». Это заявление больше не появлялось. А в Мюнхене Керри исключил любую возможность переговоров с ними. Украина де-факто перестала быть международно-правовым субъектом. Она – только объект геополитической игры. Слабый и униженный. Под двойным внешним управлением. Западом. При помощи двух координаторов – Меркель и Оланда. Соединенных Штатов, в лице вице-президента Байдена, и, в меньшей степени Керри, Нуланд и американского посла. С другой стороны – Россией. В лице Путина. Я думаю, что возле Порошенко есть его верные люди. Они общаются с ним напрямую. Это важные посредники, которые доносят президенту весьма тонкую информацию и охраняют его уши от патриотов. К сожалению, мы не ведем собственной независимой политики. Президент видит себя единственным дипломатом. И правителем. МИД мы не слышим. Стоило Климкину заявить, что Лавров сказал неправду о Будапештском меморандуме, и что Россия его нарушила, как ему тут же «дали по голове». Он замолчал.

А какую роль играл Медведчук во всех этих минских технологиях?

Степан Гавриш: Я думаю, что у него одна из главных ролей в переговорном процессе между Украиной и Россией. Он является одним из ключевых советников Порошенко, и, одновременно, важным представителем у Путина. Он уникальный по своей природе. Путин не просто ему кум. Они дружат еще с 2000-х годов. Как и с Медведевым. Он сохранил эти отношения. И очень, очень близок к президенту России. В самое кризисное время он выступает главным связующим звеном между Путиным и Порошенко по всем специфическим и, одновременно, стратегическим отношениям между Москвой и Киевом.

Я не понимаю, почему судьба целой нации привязывается к одной фигуре?

Степан Гавриш: Это личное решение президента Порошенко. У них с Медведчуком своя, очень давняя история отношений. Порошенко доверяет ему, судя по всему. У Медведчука особый мандат СБУ на Востоке по обмену пленными. Специальный мандат на переговорах в Минске, принимая во внимание его историческую дружбу с Кучмой. И не только. Я думаю, что он одновременно разговаривает с украинской и российской стороной, донося информацию Порошенко, которую Путин никому больше не доверит. Замена представителя в Минске на Грызлова могла изменить этот расклад. Но, я думаю, что Медведчук остается ключевой фигурой в этом переговорном процессе. И от него очень многое зависит.

Кстати, Борис Грызлов является символической фигурой в историческом срезе. Он был одним из представителей Москвы во время «оранжевого» кризиса, и опять он возвращается. О чем это говорит?

Степан Гавриш: Это говорит о том, что Путин повышает ставки. Сегодня нужен кто-то, кто бы диктовал нужные темы Кучме, делал чувствительные заявления и демарши, давал прессе важные меседжи. Иногда показывал бы силу. Он жестко заявил о необходимости внесения конкретных изменений в Конституцию и предоставлении права на постоянную самостоятельность Донбасской автономии, о выборах и амнистии, отказался от очередных консультаций. Гризлов превратил Минск в передовую гибридной войны Путина и перехватил, и без того скромные, инициативы украинской стороны.

Получается, что он приехал с дорожной картой?

Степан Гавриш: Он сначала приехал с ней к Порошенко. Тот немедленно стал говорить о «дорожной карте» – начал говорить. Но тут же замолчал под критикой сообщества. Какая «дорожная карта»? она может быть только у Путина. И это жесткий график выполнения Украиной в одностороннем порядке требований, которые нам выставили для позорной капитуляции.

Вы говорите о влиянии Путина в Украине. Это значит, что у нас до сих пор есть «пятая» или «шестая» колонна?

Степан Гавриш: Мы совершили серьезную ошибку в отношении населения Донецкой и Луганской областей, не поддержав их, не превратив их в наших союзников. Думаю, что тут не обошлось без спецоперации ФСБ. Россия перехватила инициативу. Выплачивает им пенсии, пособия, дает гуманитарную помощь. Через Дебальцево. По железной дороге. Через тот узел, о котором Муженко говорил, что он стерт с лица земли и его никогда не восстановят. Эти люди уже не сторонниками Украины. Очень мало из них патриотически настроенных. И то тайно. Страшно и опасно. Боевики в любой момент стреляют. «Пятая» колонна, есть в таких регионах, как Харьковская, Одесская, Херсонская, Запорожская области. Власть ничего не делает. Чтобы поднять патриотизм, сделать граждан союзниками в борьбе с агрессией России и бандитизмом. Наоборот, она развернула внутреннюю пропаганду против патриотически настроенных активистов, добровольцев, которые готовы, жертвуя собой, умирать за Отчизну. У нас огромное количество агентов Кремля во власти, с депутатскими мандатами. Они не прячутся и дергают «за ниточки». Конечно, это благодаря огромной, всепоглощающей, всесильной коррупции, которая стала открытым инструментом управления страной. Больше всего ее в Киеве. Нужно было запретить Партию Регионов и возможность баллотироваться всем причастным к преступлениям режима Януковича.

Как вы идентифицируете «Оппозиционный блок» в нашем парламенте?

Степан Гавриш: Как абсолютно пророссийскую политическую организацию. Он пытается вести себя тихо и не заметно. Он вообще не пользуется оппозиционными и политическими инструментами. Всегда готов голосовать в поддержку любых российских интересов в Украине. Или усиливать внутренний конфликт. Весьма симптоматичен его уход из зала ВРУ во время голосования недоверия Яценюку. Он играл на стороне оппонентов Порошенко. Его главная задача – реванш. Все олигархи в Украине имеют в парламенте большие или меньшие фракции. Для лоббизма своих политических и экономических интересов. И для давления на президента. Весь бизнес в Украине построен на политике и власти. Если есть доступ к власти, то успех обеспечен. Но сращивание бизнеса и власти уничтожает любой прогресс и свободы. Никакая демократия не строится на единстве бизнеса и власти. Это олигархия. Придя к власти, она действует по принципу картеля. И никогда не борется за государство. В политическое соревнование привносится экономическая конкуренция. За добавленную стоимость готовы убивать. Полагаю, что это самый опасный момент развития страны, когда ее возглавляют олигархи, когда они делят ее между собой только с целью обогащения. Мажоритарные олигархи, управляют страной и держат ее основные активы. А миноритарные прячутся в это время в Женеве, Монако, Израиле, ожидая своего времени и неся убытки.

Украина, кроме всего прочего, стала объектом религиозных распрей, конфликта между Киевским патриархатом и Московским патриархатом. Есть ли в Украине опасность межконфессиональной войны?

Степан Гавриш: Есть такая опасность, Русская православная церковь в Украине проводит политику Московской патриархии. Она поддерживает агрессию России. Не всегда прямо, но последовательно. Заявления патриарха Кирилла в отношении Украины, его поддержка войны в Украине говорят о том, что эта церковь вышла за пределы христианских толерантности и мировоззрения. Церковь, как бы мы ее формально не отделяли, всегда была важной частью государственности, национального и государственного суверенитета. Государство никогда не было стабильным и сильным, если церковь не была единой. Единая церковь обеспечивала крепость государства. Это показал Майдан, где истинно украинская церковь выступала с политической трибуны. С новой молитвой. В защиту государства и демократии. Поэтому Украине нужна автокефальная единая поместная церковь. Это вопрос не только церковников, но и политиков. Президента и правительства. Но они всячески прячутся от решения этого вопроса. Пришло время, когда нужно эту тему обсуждать. Церковь глубоко вплетена в общество. Священники часто стают большими патриотами. Чем «ряженые» демократы. Они смело призывали народ на восстание против Януковича. Церковь уже давно стала частью политики. И решение о своей независимой и единой православной церкви надо принимать сейчас. Когда идет война. Когда Русская православная церковь в Украине дистанцировалась от поддержки единства государства и его сохранения. Особенно это важно осознать после унизительной для Украины декларации, подписанной Папой Римским и Патриархом Кириллом в аэропорту Гаваны.

Мы видели, как глава украинской церкви побывал с визитом в США, где он требовал для Украины оружия. Как вы оцениваете этот демарш?

Степан Гавриш: Во времена татаро-монгольского ига, и не только, многие священники брали меч. И не слабо бились. Защищать свою страну, бороться за свой народ, за свое государство, государственность народа, который 600 лет ее не имел – всегда подвиг, который Господь поощряет. Если тебе угрожают, даже ядерным оружием, если московские священники освящают в храмах войну и оружие, убийства мирных людей, отпевают убийц-террористов, то я не понимаю, почему у Филарета нет права попросить оборонительного оружия в Вашингтоне. Я считаю, что это не только путь священника, монаха, но это еще истинный путь гражданина. Он просит защиты для слабых. Каждого из нас. Господь должен быть на его стороне.

Реституция, многие поляки-патриоты сегодня требуют возвращения или компенсации собственности, которую они потеряли в результате присоединения западной Украины к УССР?

Степан Гавриш: Это следствие остаточных явлений, длительной истории взаимных обид и исторического и ментального противостояния между поляками и украинцами. Мы должны, в конечном итоге, осознать, что мы гораздо ближе с ними, чем нам кажется. В нас много общей истории, общей борьбы. Даже генетики. Особенно общей истории противостояния имперской России. Сейчас она вооружается и снова угрожает Польше, Балтии. Она не ищет путей для экономического, гуманитарного, общечеловеческого сотрудничества, а хочет развернуть еще 400 новых баллистических и крылатых ядерных ракет, сосредотачивает на наших границах танковые колонны, строит новые ядерные подводные лодки, бомбардировщики. Эта гонка сооружений, которая происходит на границах наших государств – Восточной Европы и Украины, обязывает нас к общей дружбе, к объединению. Возможно, даже новой глубокой военно-экономической интеграции.

Создать новую архитектуру безопасности?

Степан Гавриш: Польша это предлагает. Украина сегодня слишком боится Россию, чтобы это делать. Мы потеряли дипломатический авторитет, внешнеполитические инициативы. Надо усиливать Вышеградскую четверку, пора размораживать ГУАМ. Но мы ничего не делаем. Мы потерялись. Люди во власти озабочены только расширением своего бизнес и банального обогащения. Они укрепляют свое превосходство над нами. Они все больше контролируют денежные потоки и быстро богатеют. Как ни странно. Потому, что в стране 80% бедных и очень бедных граждан.

Если для решения фундаментальных вопросов, о которых мы говорили, нужно созвать международную конференцию, то кого следовало бы пригласить в качестве компетентных специалистов, в том числе из России, для того, чтобы выработать дорожную карту для выхода из этого глубокого кризиса?

Степан Гавриш: Я бы обратился к Джорджу Бушу-младшему. Он более активный и решительный. Хотя старший – более авторитетный для Путина. Они могли бы выступить посредниками в поисках возможностей созыва такой конференции. И, думаю, это был бы феноменальный успех. Рано или поздно это может стать и спасательным кругом для Путина.

А из России кого бы вы пригласили?

Степан Гавриш: Думаю, опускаться ниже уровня министра иностранных дел нельзя. Но лавров слишком одиозен. Надо создать группу экспертов в области международного права. Они подготовили бы предварительные подходы и протоколы. Для этого они должны быть хорошо знакомы с архитектурой сегодняшнего миропорядка, иметь особый авторитет и уважение. Кстати, это разгрузило бы континент от колоссальной напряженности. Существующая напряженность силой передается и в Европу. Посмотрите, ЕС готовится к отмене Шенгена на два года. Это все следствия войны в Украине, Более того, Россия, из-за своей безнаказанности, из-за того, что ей развязали руки по Украине, все больше расширяет свою агрессию. Она ставит своей целью, в конечном итоге развалить Евросоюз и перессорить его страны и народы. Используя для этого войну в Украине и Сирии, гибридно управляя потоками беженцев в Европу.

Кого бы вы пригласили из Европейского союза?

Степан Гавриш: Я бы ориентировался исключительно на США. Европейцы так погрязли в Минске, что его синдром может сорвать способность конференции быстро и справедливо покончить с войной России на границах Евроунии.

А как бы вы назвали это мероприятие?

Степан Гавриш: Международная конференция по урегулированию военного конфликта между Россией и Украиной. Опасность Минских соглашений состоит в том, что они требуют только вывода иностранных войск с Украины, которых там может не оказаться. Но не требуют демилитаризации территории Донбасса и разоружения боевиков. Конечно, это писал Путин. В Кремле. Они продумали каждое слово и каждую запятую. Нам нужно подготовить новую принципиально идеологию мирного завершения войны. Справедливую и в рамках международного права. Такую же открытую и прямую, как выборы в Соединенных Штатах, где соврать уже никто не решается. Как и пользоваться какими-то сомнительными преимуществами. Но мне кажется, что действующая власть уже не способна это сделать.

Как вы оцениваете гражданское общество в Украине? Есть ли у нас не системные политики, которые могут что-то изменить?

Степан Гавриш: У нас у власти сегодня развращенные, коррумпированные политики, которые ни в одной нормальной стране не смогли бы пройти во власть, а сидели бы в тюрьме. К тому же, они малообразованны, часто ворованными дипломами, сомнительными путями нажили свои капиталы и совсем не думают о государстве, общих интересах. В спичах руководителей страны мы ни разу не слышали слов про «сильное государство Украина», «восстановление целостности страны», «восстановление суверенитета». Но много пафоса, метафор, пиара и бесконечной лжи.

В Украине много одиозных политиков, воспользовавшихся новой волной. Как вы оцениваете такую фигуру, как Олег Ляшко?

Степан Гавриш: Таких людей нанимают для политических проектов, чтобы поддерживать определенное напряжение в политике. Они есть везде. Чаще всего это никакого отношения к радикализму не имеет. Как и никакого набора политических ценностей у них не существует. Это не умирающий в переходных демократиях тип политиков, которые создают политические партии с целью личной карьеры, и, как правило, личного обогащения. Олег Ляшко имеет шанс вмешаться в политическую борьбу за государство и демократию, если не будет так бесконечно вилять и четко заявит о своих политических целях.

Юлия Тимошенко?

Степан Гавриш: Она единственная отказалась от предложения Януковича уехать за границу и уйти с политики. В отличие от Луценка и Иващенка. Осталась в тюрьме и боролась до конца. В Майдане она не сориентировалась и он ее не принял. Она была для нее чужой, и не попала в его революционную струю. И до сих пор не может попасть. Но Тимошенко понимает, что пока она единственная альтернатива ныне действующему президенту. Пока. Поэтому, она, после провала отставки правительства вышла с коалиции, разрушив политическую, весьма относительную, стабильность.

С каким бы литературным или историческим персонажем вы бы сравнили Порошенко?

Степан Гавриш: Я не хочу опускать его образ на уровень придуманного героя. С точки зрения исторического – точно не Мазепа. Тот был воином и рубился до конца. Я думаю, что он ближе к литературным образам Винниченко и Грушевского, к образу президента Чехословацкой Республики Эдварда Бенеша, подписавшего позорное для Чехословакии Мюнхенское соглашение в 1938 году. Он капитулировал.

Как бывший сопредседатель конституционной комиссии, ваше профессиональное отношение к новому проекту конституционной реформы?

Степан Гавриш: Нет, я не знаю таких аналогов, чтобы избранная народом власть, законодательный орган добровольно переписывал полномочия в пользу президента, и добровольно капитулировал перед агрессором, сдавая ему огромную часть своей территории.

Исходя из вышеизложенного вами дискуссионного материала, стоит ли ввести в обиход такой термин: «политический преступник»?

Степан Гавриш: Понятия «Политический преступник» человек, представитель власти, предавший свою страну. Закон к нему должен быть более суровым. У президента есть особая ответственность по Конституции. Импичмент. Он ему сейчас не угрожает. Потому, что против него должен восстать парламент. Его парламент. В целом, процедура импичмента достаточно хорошо описана в статье 111 Конституции. Однако то, что президент до сих пор не предпринял никаких усилий по привлечению к ответственности виновников массовых убийств на Майдане, тех, кто совершил тяжкие преступления против прав и свобод человека, кто был организатором, говорит только о проявлении слабости, лукавства, что непременно родит драматические события. Когда ни будь. Кстати, никто не мешал объявить импичмент Януковичу. Даже после его бегства.

Мы видим, что Украина уже не является генератором каких-то новых трендов в сфере кинематографа, издательского дела и даже эстрады?

Степан Гавриш: 82% информационного пространства страны контролирует Россия. Для ведения информационно-психологической войны, промывания мозгов украинцам. Понятно, что это несет тяжелейшие последствия уже сейчас. Общество стало пассивным, идет изнурительная борьба внутри его, оно не знает, что делать, люди рассеялось между многими конфликтами, какими-то вещами, которые раньше и мне представлялись важными. Казалось бы, что после Майдана мы должны стать сплоченной и сильной нацией. Но российская пропаганда, которая постоянно дискредитирует добровольческие отряды, патриотов, активистов, часто неожиданно действует в унисон с украинской пропагандой и позицией властей. В этом есть их вина. Власть не занимается консолидацией украинцев, не занимается проблемами патриотического объединения, не мотивирует их на защиту не только страны, но и государственности, как национальной идеи.

Получается, что министерство культуры должно иметь больше полномочий и больший бюджет, чем у министерства обороны?

Степан Гавриш: Я думаю, что вопрос не в министерстве культуры, а в политике президента, как лидере нации, в политике правительства. Что с того, что 114 млрд. гривен выделили на вооруженные силы. Оказывается, что 40,8 млрд. идет на министерство внутренних дел. Для защиты персонально власти, как показывает история Януковича. Мало того, имея все возможности создать сильную армию за эти 2 года, мы так до сих пор и держим ее в окопах, не закаляем в победах и не адаптируем к возможным масштабным противостояниям и тотальной войне.

Можете ли вы подобрать какое-то крылатое выражение или поговорку, чтобы описать нашу сегодняшнюю жизнь в Украине?

Степан Гавриш: «Коли пани свяряться, у мужиків чуби тріщать». Президент воюет с премьером, и мирится с Путиным. Но от этого страдает только народ.

С какими словами вы бы хотели обратиться к нашей украинской аудитории?

Степан Гавриш: Мы так долго ждали своего государства, места своего исторического обетования, что сейчас не можем обеспечить его существование и должным образом не защищаем его. Пришло время, когда именно украинский народ должен взять всю ответственность за управление страной и за будущее государства Украины. Не верить власти, держать ее под подозрением, критиковать ее – это главный принцип демократии, и ее единственная важная привилегия. Власть всегда должна быть под контролем. Ей следует доверять только в случае, если она говорит и думает как мы. Критиковать власть – это единственный способ остаться сегодня гражданином. Но мы, граждане, должны верить и помогать друг другу.

gavrish 05В этом наша сила. Власть пытается сделать все, чтобы мы начали конфликтовать между собой, добиваясь взаимного поборничества. Это превратит избирателей в слепой электорат. Пора становиться собственниками страны и понимать, что чем чаще мы будем власть избирать, чем чаще мы будем менять вождей, тем быстрее мы найдем своего Де Голя, который способен создать из Украины будущего лидера. Хотя бы Восточной Европы. Шансы на это тают, но не исчезают.

Джерело:http://ukrreal.info/

 

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Стрічка новин

Усі новини

Публікації

  • 1
  • 2
  • 3
Єпископ УАПЦ Віктор (Бедь): «Про Слово Боже, Церкву Христову, правду і неправду...»

Єпископ УАПЦ Віктор (Бедь): «Про Слово Боже, Церкву Христову, правду і неправду...»

31 березня 2017|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:418

Відповідь Преосвященнійшого Віктора (Бедь), єпископа Мукачівського і Карпатського, керуючого Карпатською і Тер...

Особливості професії: Священик

Особливості професії: Священик

22 березня 2017|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:94

Хто ці люди та які завдання виконують. Які знання та риси для них згодяться Служіння, звершення таїнств, а це...

«У єпархіях УПЦ цікавляться Відкритим Православ’ям та прагнуть оновлення молитовного життя» — прот. Андрій Дудченко про промо-тур Молитовника

«У єпархіях УПЦ цікавляться Відкритим Православ’ям та прагнуть оновлення молитовного життя» — прот. Андрій Дудченко про промо-тур Молитовника

16 лютого 2017|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:165

Вже майже рік працює Відкритий Православний Університет — просвітницький некласичний навчальний заклад, ...

Єпископ УАПЦ Віктор (Бедь): "Глава УПЦ КП Філарет (Денисенко) офіційно підтвердив небажання вести переговори про об’єднання Українських Церков і вимагає тільки приєднання всіх інших під його руку…"

Єпископ УАПЦ Віктор (Бедь): "Глава УПЦ КП Філарет (Денисенко) офіційно підтвердив небажання вести переговори про об’єднання Українських Церков і вимагає тільки приєднання всіх інших під його руку…"

9 січня 2017|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:4173

Під час передріздвяного інтерв'ю від 6 січня 2017 року для 5-го телеканалу, глава Української Православної Цер...

Московський Патріарх Кирило Гундяєв благословляє убивство українців та представників інших народів поза Російською Федерацією… А частина українців і надалі возносять йому хвалу…

Московський Патріарх Кирило Гундяєв благословляє убивство українців та представників інших народів поза Російською Федерацією… А частина українців і надалі возносять йому хвалу…

18 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:1877

Московський Патріарх Кирило Гундяєв, глава Російської Православної Церкви та її структурного підрозділу УПЦ Мо...

Сценарії Митрополита Олександра (Драбинко) по набуттю автокефалії Українською Православною Церквою

Сценарії Митрополита Олександра (Драбинко) по набуттю автокефалії Українською Православною Церквою

8 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:629

Якщо Москва і Константинополь і надалі зволікатимуть з вирішенням “українського питання”, зростає ...

УАПЦ або УПЦ КП: чи змінять приналежність 20 громад на Хмельниччині

УАПЦ або УПЦ КП: чи змінять приналежність 20 громад на Хмельниччині

5 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:477

«Дезінформацією, яка не відповідає дійсності» називає прес-служба Карпатської єпархії УАПЦ повідом...

Прихильникам автокефалії УПЦ потрібно об’єднуватися та спільно захищати своє бачення майбутнього Церкви

Прихильникам автокефалії УПЦ потрібно об’єднуватися та спільно захищати своє бачення майбутнього Церкви

5 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:297

Прихильникам автокефалії УПЦ потрібно не чекати, а вже зараз спільно працювати над відновленням церковної єдно...

Митрополит Олександр (Драбинко): З догматичного погляду хибно заперечувати можливість автокефалії Української Церкви

Митрополит Олександр (Драбинко): З догматичного погляду хибно заперечувати можливість автокефалії Української Церкви

5 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:273

Митрополит Переяслав-Хмельницький і Вишневський Олександр (Драбинко), ієрарх УПЦ, відповідаючи на прохання чит...

Патріарх УПЦ КП Філарет (Денисенко) та Архієпископ УГКЦ Святослав (Шевчук) підтримали форум ініційований колишніми екс-комуністами і екс-регіоналами

Патріарх УПЦ КП Філарет (Денисенко) та Архієпископ УГКЦ Святослав (Шевчук) підтримали форум ініційований колишніми екс-комуністами і екс-регіоналами

3 грудня 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:785

1 грудня в столичному концерт-центрі «Український дім» в Києві помпезно і безбідно пройшов чергови...

В Україні повинна утвердитись єдина Автокефальна Українська Православної Церква і альтернативи цьому не має. Але без правди досягнути цього дуже і дуже важко…

В Україні повинна утвердитись єдина Автокефальна Українська Православної Церква і альтернативи цьому не має. Але без правди досягнути цього дуже і дуже важко…

17 листопада 2016|Редактор БДУ - avatar Редактор БДУ|Hits:1682

З цікавістю переглянув відео сюжет телепередачі «Територія свободи» на тему: «Ідейний вибір:...